Сцена 4. Улица.
 
Сцена 4. Улица.

 Входят Бенволио и Меркуцио.
    Меркуцио
Где носят черти этого Ромео?
Он был сегодня ночью дома?
    Бенволио
Нет.
Я там справлялся.
    Меркуцио
Эта Розалина
Своей пустой, бессовестной игрой
Беднягу доведет до полоумья.
    Бенволио
Слыхал? Тибальт, племянник Капулетти,
Прислал ему письмо.
    Меркуцио.
Вызов, вот увидите.
    Бенволио.
Ромео ответит.
    Меркуцио.
Ничего удивительного. Ответить на пись-
мо ¬ не хитрость.
    Бенволио.
Нет, он ответит принятием вызова.
[80]
    Меркуцио.
Бедный Ромео! Он и так уже мертв от чер-
ного глаза белой лиходейки. Уши у него прострелены серена-
дами, сердце ¬ любовною стрелою. И такому-то тягаться с
Тибальтом!
    Бенволио.
А что такое Тибальт?
    Меркуцио.
Нечто посущественней кота Тибальта из
сказки, можешь мне поверить. В делах чести ¬ настоящий
дьявол. Фехтует, как по нотам: раз, два, а три уже сидит по
рукоятку у тебя в брюхе. Такой дуэлист, что мое почтенье! А
его бессмертные passado, его punto reverse, его hai!
    Бенволио.
Его что?
    Меркуцио.
Это из их дурацкой тарабарщины, чтоб их
черт побрал! Только и слышишь: "Готов побожиться, вот это
клинок! Бьюсь об заклад, вот это мужчина! Провалиться, вот
это девка!" И откуда их столько берется, этих мух заморских
с их модными pardonnez moi и bon, bon! А их широченные
штаны, от которых не стало места на старых лавках!
[81]
            Входит Ромео
    Бенволио.
Гляди-ка, никак, Ромео!
    Меркуцио.
Моща мощой, как высохшая селедка! О бед-
ная плоть человеческая, до чего же ты уподобилась рыбьей!
Вот кому теперь растекаться стихами вроде Петрарки, благо
перед его милой Лаура не больше, чем кухонная замарашка.
Бонжур, синьор Ромео! Французский поклон вашим фран-
цузским штанам. Здорово вы нас вчера надули!
    Ромео.
Здравствуйте оба. Надул? Каким образом?
    Меркуцио.
А как же: уговор был идти вместе, а вы улизнули.
    Ромео.
Прости, милый Меркуцио, я теперь так занят! В
делах, как мои, не до условностей.
    Меркуцио.
Еще бы! В делах, как твои, приходится пол-
зать на коленях.
    Ромео.
Весьма вежливое соображение.
    Меркуцио.
Еще бы! Я цвет вежливости.
    Ромео.
Гвоздика, наверное.
    Меркуцио.
Совершенно верно.
    Ромео.
Вроде гвоздики на моих башмачных застежках.
    Меркуцио.
Ах, как остроумно! Развивай эту сапожную
остроту, пока не сотрешь на ней подошвы. О, единственное в
мире остроумие, натянутое и долговечное, как стелька!
    Ромео.
Зато ты ¬ сама естественность. Ты воображаешь,
что от натянутости тебя спасает твоя распущенность?
    Меркуцио.
Ну что, это не лучше твоих "охов" и
"ахов"? Теперь, с тобой можно разговаривать, ты ¬ Ромео,
[82]
ты ¬ то, что ты есть и чем должен казаться. А эта чертова твоя ,
любовь ¬ как слюнявая юродивая, которая ходит из угла в
угол, укачивая деревянную чурку и кутая ее в тряпки.
    Бенволио.
Довольно, довольно.
    Меркуцио.
Ты боишься, что это будет против шерстки?
    Бенволио.
Ошибаешься. Я добрался до сущности и кончаю.
    Ромео.
Обратите внимание, вот так зрелище!
            Входят кормилица и Петр.
    Меркуцио.
На горизонте парус!
    Бенволио.
Целых два: юбка и штаны.
    Кормилица.
Петр!
    Петр.
Что изволите?
    Кормилица.
Мой веер, Петр.
    Меркуцио.
Дай ей веер, чтобы прикрыться. Он испра-
вит ей внешность.
    Кормилица.
С добрым утром, добрые государи!
    Меркуцио.
С добрым вечером, добрая государыня!
    Кормилица.
Разве уж вечер?
    Меркуцио.
По-видимому. В вашей жизни ¬ бесспорно.
    Кормилица.
А ну вас, право! Что вы за человек?
    Ромео.
Природою, сударыня, он создан себе на посмеянье.
    Кормилица.
Любопытно! Себе, говорите, на посме-
янье? Но дело не в этом. Кто мне скажет, где найти молодого
Ромео?
[83]
    Ромео.
Извольте. Только молодой Ромео будет немного
старше, когда вы его найдете, чем во время поисков. Из людей
с этим именем я самый младший, за неимением худшего.
    Кормилица.
Если вы Ромео, мне надо вам сказать что-
то доверительное.
    Бенволио.
Увидишь, она зазовет его куда-нибудь на ужин.
    Меркуцио.
Ай да сводня! Ату ее, ату ее!
    Ромео.
Кого ты выследил?
    Меркуцио.
К сожалению, не зайца. Или такого, кото-
рый за старостью может считаться постным.
(Поет.) Если зайца кусок
Запечь в пирог,
То им постного не оскоромишь.
Но бывает, что так
Староват русак ¬
Тронешь вилкою, зуб переломишь.

Ромео, собираешься ли ты домой? Мы идем к вашим обедать.
    Ромео.
Сейчас я подоспею.
    Меркуцио.
Прощайте, старая барыня, прощайте!
    Кормилица.
Прощайте, скатертью дорога.
            Меркуцио и Бенволио уходят.
Объясните мне, сударь, кто этот нахал, бог знает что о себе
возомнивший?
[84]
    Ромео.
Это молодой человек, который любит послушать
себя и в час наговорит столько, что будет жалеть об этом
целый месяц.
    Кормилица.
Если это он на мой счет, ему не поздоро-
вится, будь он вдесятеро вострей двадцати таких же выскочек.
Я покажу ему, как смеяться надо мною! А если не покажу, все
равно найдутся, которые покажут. Подлый хвастун! Ты это со
своими сударками так разговаривай или с кем-нибудь из тво-
их поганых забулдыг!
(Обращаясь к Петру.) А этот тоже
хорош! Стоит, как пень, и смотрит, как каждый негодяй дела-
ет с его госпожой, что хочет.
    Петр.
Я этого не замечал. Я бы таких вещей не потерпел
и на месте вынул бы оружие. Я пускаю в дело шпагу ничуть не
хуже всякого, едва вижу к этому повод и когда знаю, что закон
на моей стороне.
    Кормилица.
Боже правый, я до сих пор не могу прийти
в себя, и всю меня так и трясет! Подлый хвастун!.. Ах, сэр,
ведь я-то пришла совсем по другому делу. Моя барышня, как
говорится, просила меня узнать. Что она просила, это, конеч-
но, моя тайна, но если вы, сударь, собираетесь ее одурачить,
это я уж просто слов не найду, как нехорошо. Потому что моя
барышня совсем еще молоденькая, и если вы ее обманете,
хорошие люди так не поступают. И вам так не годится, ей-бо-
гу, не годится.
    Ромео.
Погоди, нянюшка. Во-первых, передай от меня
барышне поклон. Уверяю тебя...
[85]
    Кормилица.
Я передам ей это, добрая вы душа. То-то
она обрадуется!
    Ромео.
Что передать ты хочешь? Я и рта ведь не успел
еще открыть порядком.
    Кормилица.
Передам, что вы уверяете. Это, как я по-
лагаю, изъявление немаловажное.
    Ромео
Скажи, что под любым предлогом надо
К полудню ей на исповедь прийти.
Нас с нею обвенчает брат Лоренцо.
Не спутаешь? А это за труды.
    Кормилица
Да полноте, не надо ни полушки.
    Ромео
Ну вот еще! Дают, так надо брать.
    Кормилица
Устрою, ладно. Приведу к полудню.
    Ромео
А ты постой у монастырских врат
И там покараулишь человека
С веревочною лестницей. По ней
[86]
Взберусь я ночью на вершину счастья.
Я за услуги отблагодарю.
Теперь прощай. Поклон твоей хозяйке.
    Кормилица
Спаси вас бог! Послушайте-ка, сэр...
    Ромео
Что, нянюшка?
    Кормилица
А человек-то верный?
К чему нам третий, в толк я не возьму.
Меня б одну, а третий ни к чему.
    Ромео
Ручаюсь, он надежнее железа.
    Кормилица.
Ну, хорошо, сэр. Моя барышня... Господи,
господи! Коща она была маленькая... Слушайте, здесь в городе
есть молодой человек, некто Парис, который бы не прочь ее запо-
лучить. Но для нее он все равно что лягушка ¬ ей-богу, все равно
что лягушка. Она теперь не может, когда я говорю, что этот Парис
более подходящая партия, чем вы, и при этих словах белеет, как
полотно. Что, слова "розмарин" и "Ромео" не на одну букву?
    Ромео.
На одну, нянюшка. Что ж из этого? Оба начина-
ются на "эр".
[87]
    Кормилица.
Какие вы насмешники! Это собачья бук-
ва. "Эр" ¬ совсем другое дело. Ваше имя начинается не так.
Я знаю, она придумывает всякие словечки на вас и розмарин.
Вам бы страшно понравилось.
    Ромео.
Поклон барышне.
    Кормилица.
Да, тысяча поклонов.
            Ромео уходит.
Петр!
    Петр.
Чего изволите?
    Кормилица.
Возьми мой веер и ступай вперед проворней.
            Уходят.

          

Источник:
Категория: Ромео и Джульетта АктII | Добавил: admin (23.02.2010) | Автор:
Просмотров: 341 | Комментарии: | Теги: | Рейтинг: /
Всего комментариев: 0